Как кредитор может оспорить продажу имущества

Как кредитор может оспорить продажу имущества

И, вот оно! Наступил тот самый момент, когда… Впрочем, не хочу лирики. Давайте по существу.

Очень много вопросов сыпется на меня ежедневно, и многие вопросы связаны с возможностью продажи должниками своего имущества в обход банков и судебных приставов.

Многих читателей интересует вопрос: могут ли приставы или сам взыскатель оспорить договор купли-продажи, дарения или любую другую сделку, по которой должник избавился от своей квартиры, дома, машины и другого имущества?

Я, честно, устал отвечать на все эти вопросы, и даже сделал подборку самых популярных, но количество комментариев от этого не уменьшилось. По этой причине, я решил один раз объяснить Вам эту материю, чтобы больше к ней не возвращаться. Тем более, что мне есть что Вам сказать. Я буду опираться на конкретную судебную практику, поскольку теорией в подобных делах помочь вряд-ли возможно.

Ваш случай в студию! Взыскатель успешно оспорил один договор купли-продажи квартиры, однако получил отказ в отношении второго договора.

Исковые требования взыскателя удовлетворены частично. Суд постановил признать недействительным договор купли-продажи квартиры, а так же признал недействительным запись о государственной регистрации права. В отношении признании недействительным второго договора суд отказал.

Фабула дела проста и понятна для всех, кто задался подобным вопросом. Собственно, этот как раз и есть Ваш случай. Взыскатель обратился в суд с исковым заявлением к должнику о признании недействительными двух сделок.

Основание для подачи такого иска — наличие у взыскателя решения суда, которым в его пользу с должника взыскана задолженность.

 То есть, должник, зная о том, что у него перед взыскателем есть денежный долг, продал две свои квартиры, чтобы не отдавать их приставам.

Причем, в данном конкретном случае не имеет значения, что это за долг (кредит, заем, неосновательное обогащение, возмещение вреда и так далее), и кто именно выступает в роли взыскателя (банк, МФО, физическое лицо).

Взыскатель решил, что обе сделки на самом деле мнимые, то есть, совершены не с реальной целью продажи имущества, а с целью, вот неожиданность, сокрытия имущества от обращения на него взыскания. Надо сказать, что эта позиция хороша, если она подкреплена доказательствами.

В этом случае Взыскатель выяснил, что должник все еще прописан и фактически проживает в одной из проданных квартир.

Дальше будет нудный, но очень полезный разбор полетов с точки зрения Закона

Согласно ч. 1 ст. 166 ГК РФ сделка недействительна по основаниям, установленным законом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка).

Согласно ч. 3 ст. 166 ГК РФ требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки вправе предъявить сторона сделки, а в предусмотренных законом случаях также иное лицо.

Требование о признании недействительной ничтожной сделки независимо от применения последствий ее недействительности может быть удовлетворено, если лицо, предъявляющее такое требование, имеет охраняемый законом интерес в признании этой сделки недействительной.

В соответствии с ч. 1 ст. 170 ГК РФ мнимая сделка, то есть сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия, ничтожна.

В судебном заседании было установлено, что должник, знал о наличии неисполненных перед Взыскателем обязательствах, но тем не менее, совершил действия по заключению договоров купли-продажи принадлежащих ему на праве собственности двух квартир, стоимость которых явно превышала объем его обязательств перед кредитором.

Что касается одной из квартир, то суд отказал в удовлетворении требования Взыскателя и сохранил сделку по ее продаже в силе по той причине, что оспариваемая сделка была исполнена ее участниками, вследствие чего продавец получила от покупателя денежные средства, а покупатель, соответственно, квартиру.

В пользу должника сыграло то обстоятельство, что сделка по покупке квартиры была совершена с использованием кредитных средств. Проще говоря, покупатель оформила ипотечный кредит, чтобы купить у должника эту квартиру.

А наличие такого кредита накладывает на заемщика нешуточные обязанности по его возврату. Но Вы это уже знаете. Если нет, вот статья в помощь. Кроме того, должник не прописан в этой квартире и фактически не проживает.

Оно и понятно, ведь там уже прописан новый собственник.

Что касается второй квартиры, то здесь все гораздо интереснее

По смыслу ч. 1 ст. 170 ГК РФ, обязательным условием для признания двусторонней сделки мнимой является наличие согласованных действий обоих сторон сделки, само по себе наличие неисполненных обязательств продавца перед третьими лицами не может считаться достаточным основанием для удовлетворения заявленных требований в данной части.

Исследовав материалы дела, суд выявил между продавцом и покупателем второй спорной квартиры договоренность о совершении сделки для вида без намерения придать ей соответствующие правовые последствия.

И вот на чем суд выстроил свою позицию. Должник как до так и после регистрации данной сделки с регистрационного учета по названному адресу не снимался, квартирой пользуется по настоящее время. В свою очередь, покупатель в квартиру не вселялся, а вместо этого ютится с женой и ребенком в своей старой однокомнатной квартире

Должника не спасло даже наличие договора найма жилого помещения, согласно которому новый собственник квартиры предоставил ее Должнику для длительного проживания.

Суд расценил это доказательство не в пользу самого должника, и посчитал, кстати, вполне обоснованно, что собственник не имел намерения проживать в этой квартире.

А учитывая, что плата за пользование квартирой была сильно занижена, по сравнению с рыночной, суд разнес этот договор по кирпичикам.

Кроме того, суд правомерно указал на отсутствие в тексте договора купли-продажи квартиры расписки в получении денежных средств, а так же усомнился в отсутствии доказательств наличия у Покупателя денежных средств, необходимых для покупки квартиры.

Эту позицию суд подкрепил сведениями о совокупном доходе семьи. Попросту, справки о заработной плате Покупателя и его супруги показали, что скопить на такую квартиру они попросту не были в состоянии.

Плюс ко всему, покупатель квартиры оказался дальним родственником должника.

Все эти факты и позволили суду вынести решение в пользу взыскателя и признать мнимым договор продажи второй квартиры.

(Источник вдохновения: Апелляционное определение Омского областного суда от 14.01.2015 г. по делу № 33-28/2015).

Из этой статьи можно, и даже нужно сделать следующие выводы:

  • Сделки между родственниками — это плохо.
  • Сделки между бедными родственниками — еще хуже.
  • Если Вы продали свою квартиру, то Вы должны из нее выписаться, и реально переехать в любое другое жилье.
  • Если уж делаете такие движения, то оформляйте договор купли-продажи правильно, расписка о получении денег — обязательно должна быть.
  • Будьте готовы, чтобы покупатель реально мог показать суду из какой тумбочки он взял деньги на покупку Вашей квартиры.
  • В идеале, все расчеты между продавцом и покупателем нужно пропускать через банк: либо покупатель вносит наличку через кассу на счет продавца, либо покупатель перечисляет безналом деньги со своего счета на счет продавца.
  • Ипотечный кредит на покупку Вашей квартиры — идеальное прикрытие. Ни суд, ни взыскатель никогда не подумают, что у подставного покупателя хватило ума повесить на себя ипотеку.
  • Все то, о чем я Вам рассказал, можно смело переносить на сделки с любым другим недвижимым и движимым имуществом, в том числе, наиболее актуальным и популярным автотранспортом.

Как кредитор может оспорить продажу имущества Как кредитор может оспорить продажу имущества

Может ли кредитор оспорить сделку о продаже имущества должником в 2021 году?

Нередко лица, имеющие задолженность, избавляются от собственности, на которую может быть обращено взыскание. Осуществляют продажу недвижимости и ценностей, чтобы обезопасить их от судебных приставов. В таком случае актуальным становится вопрос, может ли кредитор оспорить продажу имущества должником в 2021 году?

Оспаривание цепочки сделок

Пока кредитор убедится в полной неспособности заемщика погашать задолженность и инициирует судебный процесс, пройдет немало времени. В досудебный период проводятся переговоры, рассылаются письма, подаются претензии. Время играет на пользу должников, что позволяет им обезопасить имущество от ареста.

Как кредитор может оспорить продажу имуществаДо получения официального запрета должники имеют право распоряжаться своей собственностью без ограничений. Зачастую когда выносится решение об аресте активов, в собственности заемщика не остается ничего ценного. Поэтому законом (ст. 137.1 § 2 ГК РФ и ст. 61.1 ФЗ № 127 «О несостоятельности (банкротстве)») предусмотрено право на оспаривание имущественных сделок должника. Право действует в отношении сделок, заключенных в преддверии, в период проведения судебных слушаний или после процессов, но до ареста имущества.

Ч. 1 ст. 166 ГК РФ Оспоримая сделка будет признана недействительной при наличии оснований, установленных законом, или по решению суда.
Ничтожная сделка фактически является недействительной без соответствующего судебного решения
Ч. 3 ст. 166 ГК РФ Потребовать признания сделки ничтожной имеют право обе стороны, а также третьи лица при наличии предусмотренных законом обстоятельств
Ч. 1 ст. 170 ГК РФ Ничтожной является мнимая сделка. Участники подобных сделок совершают их для вида и не намерены создавать соответствующие последствия.

Для оспаривания или признания недействительности сделок применяются два способа:

  • общий порядок оспаривания в рамках гражданского права;
  • процесс оспаривания в рамках процедуры признания банкротства.

Сделки могут быть оспорены, признаны мнимыми, независимо от формы долга: заем, потребительский кредит, ипотека, возмещение вреда и т. д. Кроме того, оспорить сделки имеет право любой взыскатель: физическое и юридическое лицо, банк, микрофинансовая организация, коллекторы.

Оспаривание сделок по нормам гражданского права

Чтобы вернуть имущество в собственность заемщика, а затем потребовать взыскания, кредитор может оспорить сделки в рамках гражданского права в течение 3 лет. Недействительной может быть признана сделка, последствия которой нарушают законные интересы кредитора.

Это сложно доказать, поэтому кредиторы чаще всего прибегают к стандартному варианту — подтверждение мнимости сделок.Например, должник продал трехкомнатную квартиру родственнику, но прописку не поменял и продолжает в ней проживать.

Покупатель по-прежнему живет с семьей в своей старой «однушке». Родственник заемщика не смог объяснить суду, откуда у него взялись средства на покупку жилья. Подобная сделка будет признана фиктивной или ничтожной.

Кредитору не придется доказывать, что факт продажи квартиры нарушает его права, поскольку сделка проведена с нарушением закона.

Судебные процессы по признанию мнимости сделок не всегда заканчиваются успешно. Фиктивность купли-продажи доказывает истец. Но доказать недействительность соглашения сложно, если участники сделки оформили все юридически грамотно. Поэтому кредитору приходится подготавливать внушительную доказательную базу. Дело будет выиграно, если удастся обнаружить ошибки покупателя и продавца.

Читайте также:  Передача денег при продаже квартиры

Сделка может быть признана недействительной или мнимой при наличии следующих фактов:

  1. договор заключен между родственниками, друзьями, коллегами или знакомыми;
  2. факт расчетов между участниками сделки не подтвержден, или доказано, что расчеты не производились;
  3. продавец получил денежные средства, но долг не был выплачен хотя бы частично;
  4. цена сделки не соответствует рыночной стоимости имущества;
  5. продавец продолжает использовать реализованное имущество, например, ездит на проданном автомобиле;
  6. покупатель не имеет доходов, соответствующих цене сделки, является только номинальным собственником, не пытается использовать приобретенное имущество.

Для большей убедительности кредитор должен доказать совокупность вышеперечисленных обстоятельств, а также факт того, что сделка была направлена на сокрытие имущества от последствий взыскания. Опытный юрист поможет должнику выиграть дело, поэтому оспорить сделку в рамках гражданского дела не всегда возможно. В делах о банкротстве суды чаще встают на сторону кредиторов.

Оспаривание сделок кредитором в рамках процедуры банкротства

Оспаривание продажи собственности заемщика в процессе ведения дел о банкротстве проходит более гибко. Законодательство о несостоятельности позволяет оспорить любые подозрительные сделки.

При этом явные нарушения закона не требуются.

Дело о несостоятельности заемщика возбуждается только при наличии признаков банкротства.

Для признания сделки недействительной требуется наличие определенных оснований.

Сделка была проведена в течение 1 года до или после принятия искового заявления о банкротстве Сделка состоялась в течение 3 лет до или после начала процедуры банкротства
Цена, указанная в соглашении, несоразмерна с рыночной стоимостью реализованного имущества, цена является заведомо заниженной Сделка проводилась в целях нанесения вреда правам кредитора или негативные последствия уже наступили.
Факт причинения вреда подтверждается, если:

  • сделка была проведена безвозмездно;
  • на момент купли-продажи должник уже имел финансовые проблемы, то есть стал банкротом;
  • должник продолжает пользоваться реализованным имуществом

Институт признания недействительности сделок от имени заемщика при банкротстве работает более эффективно и позволяет кредитору отстоять свои права. При этом должник менее защищен, ему придется опровергать обстоятельства дела, которые предполагаются по умолчанию. Кредитору же не приходится ничего доказывать.

Оспаривание сделок по продаже недвижимости должником

Сделка, совершенная для вида, признается мнимой, по требованию одного из участников или третьего лица, имеющего охраняемый законом интерес: физического лица, банка, МФО. Сам факт наличия невыполненных перед кредитором обязательств не является основанием для признания недействительности соглашения или договора.

Согласно Ч. 1 ст. 170 ГК РФ сделки могут быть признаны мнимыми, если имеют место согласованные действия между покупателем и продавцом. Например, должник продал имущество до решения суда, заведомо зная о наличии непогашенной задолженности.

В результате сделки заемщик должен был получить сумму, значительно превышающую размер долга.

В данной ситуации суд примет сторону кредитора-взыскателя с учетом следующей информации:

  1. должник не выписался, продолжает пользоваться недвижимостью до и после сделки, а также на момент проведения судебного заседания;
  2. должник предоставил суду договор найма жилого помещения, чтобы объяснить тот факт, что он до сих пор проживает в проданной квартире (стоимость найма, указанная в договоре, была сильно занижена);
  3. новый собственник не заехал в квартиру, не имел намерений в ней проживать и не оформил регистрацию по новому месту жительства;
  4. суд проанализировал доход семьи покупателя на основании справок и пришел к выводу, что приобретение нового жилья выходит за рамки его финансовых возможностей;
  5. договор купли-продажи был оформлен с нарушениями, не была предоставлена расписка о получении денежных средств.

Для подтверждения факта передачи денег недостаточно одного договора купли-продажи. Участники сделки должны предоставить расписку или выписку со счета. Рекомендуется проводить расчеты между продавцом и покупателем через банк. Денежные средства должны вноситься через кассу или безналичным переводом на счет продавца.

Прощай, квартира

В чем заключаются риски сделок с должниками и как обезопасить себя от возможных проблем — в карточках «РБК-Недвижимости»

Как кредитор может оспорить продажу имущества

Альберт Дзень/ТАСС

На вторичном рынке недвижимости довольно много «опасных» квартир, покупка которых может обернуться проблемами для нового владельца. Это объекты с нечистой юридической историей, с неучтенными правами несовершеннолетних, унаследованное жилье. К данной категории относятся также квартиры, продавцы которых накопили много долгов.

О том, какие риски несут в себе сделки с должниками и как застраховаться от возможных неприятностей, рассказываем в подробных карточках.

Продавец с долгами Что это значит

Самые распространенные долги продавцов квартир — за коммунальные услуги. По оценкам риелторов, доля объектов с неоплаченной «коммуналкой» на рынке недвижимости составляет порядка 1–3%.

Продавец может не иметь возможности гасить долги по ЖКХ, но при продаже квартиры избавление от этого долга — единственный шанс провести сделку, поэтому он даже может привлечь другой заем, отмечает управляющий директор брокерского департамента «Миэль-Сеть офисов недвижимости» Александр Москатов.

«Бывают ситуации, когда продавец своими силами изыскивает возможность получить банковский кредит либо заем от физических лиц на оплату услуг ЖКХ, будучи уверенным, что погасит его из средств, полученных за квартиру.

При существенном размере долга залогом при таком кредите может служить имущество продавца: квартира, машина, земельный участок».

Случается, что у владельца жилья есть и другие долги — например, непогашенные банковские кредиты с просрочками и другие займы. И впоследствии такой продавец может быть признан банкротом.

Неоплаченные услуги Что делать, если у продавца скопился долг за ЖКУ

Как правило, в таких случаях продавец и покупатель договариваются «на берегу». Допустим, стоимость квартиры составляет 10 млн руб., а задолженность по ней — 100 тыс. руб.

При совершении сделки покупатель закладывает в банковскую ячейку сумму в 9,9 млн руб. (10 млн руб. минус 100 тыс. руб.).

Эксперты особо подчеркивают, что во избежание обмана покупателю лучше оплатить этот долг именно самостоятельно, вычтя его из суммы покупки.

«Обычно опасности в такой схеме нет, — считает управляющий партнер компании «Метриум» Мария Литинецкая.

— Будущий собственник оставляет у себя сумму, которую потом направит на погашение долга после перерегистрации права собственности. Если квартира не арестована, то такие договоры заключаются без проблем.

Если речь идет об ипотечной сделке, то покупатель просто вычитает задолженность из суммы первоначального взноса».

Подтверждение Как узнать, что у покупателя есть долги за услуги ЖКХ

Для того чтобы узнать о наличии коммунальных задолженностей, нужно попросить продавца предоставить справку от управляющей компании об отсутствии долгов за ЖКУ.

Если квартира арестована, это отражается в выписке из Единого государственного реестра недвижимости (ЕГРН).

Кстати, в данном документе отображается не только сам факт ареста, но и данные о том, кем наложено ограничение: судебными приставами, налоговой, банком и пр.

Тревожный звонок Чем опасны «коммунальные» долги

Сами по себе — не опасны, если действовать по указанной выше схеме. «Но долг должен быть закрыт до сделки, — отмечает руководитель коммерческой практики юридической компании BMS Law Firm Денис Фролов. — Формально долги по ЖКХ на нового собственника перейти не должны. Но может возникнуть множество проблем с управляющей компанией и сложностей с последующей продажей квартиры».

Проблема с оплатой самого «коммунального» долга решаема. Но крупная задолженность за услуги ЖКХ должна насторожить покупателя и стать стимулом для выяснения дополнительных сведений. Не исключено, что у продавца квартиры есть и другие неоплаченные долги — и вот это уже повод для беспокойства.

Продавец-банкрот В чем заключаются риски для покупателя

Проблема для покупателя здесь заключается в том, что банкротство владельца жилья, имеющего большие долги, может произойти не до, а после продажи им квартиры. При этом законом предусмотрен большой временной люфт: если продавец признается банкротом в течение трех лет после совершения сделки, она может быть признана недействительной.

«Покупателя могут обязать вернуть квартиру в конкурсную массу, — поясняет заместитель руководителя практики имущественных и обязательственных отношений национальной юридической службы «Амулекс» Галина Гамбург. — А вот с возвратом покупателю денежных средств возникают подчас неразрешимые проблемы. Фактически покупатель становится одним из кредиторов продавца-банкрота».

Под процедуру банкротства может подпасть даже не сам продавец, а предыдущий владелец квартиры, и это тоже может негативно отразиться на конечном покупателе, добавляет руководитель юридической службы «Инком-Недвижимость» Светлана Краснова. Если с момента совершения предыдущей сделки тоже не прошло трех лет, то перепроданная квартира также будет истребована в конкурсную массу.

Разбирательства Может ли банкрот скрыть факт сделки от кредиторов и суда

«Затеряться» такая сделка даже по прошествии времени не может, отмечает Галина Гамбург.

При подаче заявления о признании гражданина банкротом (по собственной инициативе или по инициативе кредитора) должник должен сообщить арбитражному суду сведения о всех совершенных им сделках с недвижимым имуществом за последние три года.

Кроме того, запрос в Росреестр будет делать финансовый управляющий, поэтому скрыть такую сделку от суда и других кредиторов практически невозможно.

Меры безопасности Как не допустить изъятия квартиры

На 100% застраховаться от такой ситуации невозможно, но риск ее возникновения можно снизить, говорят эксперты. Здесь лучше не пренебрегать помощью профессиональных юристов или риелторов, которые смогут оценить перспективы сделки и достать необходимую информацию.

При малейших подозрениях (а их могут вызвать, например, те самые большие задолженности по оплате услуг ЖКХ) необходимо как можно больше узнать о продавце, советует Светлана Краснова. Например, о наличии у него финансовых обязательств перед третьими лицами (непогашенные кредиты, займы, иные долги).

Важно включить в текст договора купли-продажи пункт о гарантиях продавца по отсутствию у него неисполненных финансовых обязательств, которые могли бы являться основанием для признания его банкротом.

Также нужно проверить наличие возбужденных в отношении продавца исполнительных производств, наличие судебных дел по взысканию с продавца денежных сумм, затребовать сведения из бюро кредитных историй, проверить продавца на отсутствие в отношении него возбужденных дел о банкротстве, удостовериться в том, что на его объект недвижимости не наложен арест или запрет. Нужно также узнать историю сделок с этой квартирой: если она сменила владельца относительно недавно, то проверять следует и прежнего собственника квартиры.

«Еще один запасной вариант — титул страхования, когда квартира страхуется как раз на случай расторжения сделки не по вине покупателя. Однако в этом случае все равно придется ходить по судам и доказывать свою правоту», — отмечает Мария Литинецкая.

Читайте также:  Как ликвидировать ООО самостоятельно: пошаговая инструкция 2021

Основания Из-за чего сделку могут признать недействительной

Сделка по продаже квартиры может быть признана недействительной, если будет доказано, что продавец-банкрот совершил ее с предпочтением одному из кредиторов.

Например, если у продавца есть несколько кредиторов, но он продает свою недвижимость одному из них, лишая всех остальных права на получение возмещения или нарушая очередность удовлетворения требований, рассказала Светлана Краснова из «Инком-Недвижимости».

Еще одно основание — причинение вреда имущественным правам кредиторов. Здесь имеются в виду сделки по продаже недвижимости по явно заниженной цене, дарение или фиктивная продажа (например, когда продавец продолжает пользоваться квартирой после сделки).

«Дополнительным условием для признания сделки недействительной является то, что покупателю о противоправной цели продавца было известно на момент сделки, — пояснила юрист. — Это предполагается, если, например, оспариваемая сделка была заключена между заинтересованными лицами — родственниками, аффилированными лицами».

Права покупателя Может ли он доказать свою правоту

Даже в случае банкротства продавца сделка по продаже им квартиры может быть оставлена в силе.

«Кредиторам еще придется доказать, что сделка нанесла вред их интересам и что покупатель знал о неплатежеспособности продавца.

На практике это сделать сложно, особенно если покупатель действовал добросовестно», — пояснил управляющий партнер коллегии адвокатов «Старинский, Корчаго и партнеры» Владимир Старинский.

Но даже если покупателю удастся отстоять свои права на квартиру, покупка жилья у владельца с долгами может обернуться долгими судебными тяжбами. Поэтому таких сделок лучше избегать.

Вс напомнил, как оценивать добросовестность сторон при оспаривании сделок по продаже имущества должника

27 июля Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ вынесла Определение по делу № 56-КГ21-10-К9 об оспаривании сделок должника по отчуждению его имущества, совершенное в период, в который с этого имущества были сняты ограничительные меры.

В январе 2018 г. суд заочно взыскал с Ивана Рубенкова в пользу Артура Черникова 733 тыс. руб. На основании решения суда был выдан исполнительный лист. В ходе исполнительного производства в сентябре 2018 г. на автомобиль и земельный участок должника были наложены ограничительные меры в виде запрета на регистрационные действия.

Иван Рубенков обжаловал заочное решение суда, поэтому исполнительный лист был отозван и исполнительное производство было прекращено, обеспечительные меры в отношении имущества сняты.

Однако апелляция фактически поддержала решение нижестоящего суда, исполнительное производство возобновилось 1 августа 2019 г.

В ходе исполнительных процедур было выявлено, что у должника более не имеется ранее выявленного имущества, так как он продал автомобиль в период, когда с него были сняты ограничительные меры

Артур Черников оспорил сделки купли-продажи в суде. В иске отмечалось, что Иван Рубенков, имея умысел уклониться от погашения задолженности и от выполнения имеющихся обязательств перед взыскателем, распорядился спорными активами по своему усмотрению, т.е. поступил недобросовестно.

Суд удовлетворил иск, выявив злоупотребление правом со стороны ответчика, посчитав, что Иван Рубенков, зная о наличии обязательств и задолженности перед истцом, воспользовался временным периодом, когда ограничения в отношении его имущества были сняты, распорядился последним по своему усмотрению, т.е. поступил недобросовестно и злоупотребил правом. Соответственно, совершенные им сделки купли-продажи земельного участка и автомобиля являются недействительными.

Однако апелляция отменила решение нижестоящего суда и отказала истцу в удовлетворении его требований.

Вторая инстанция сочла, что в деле отсутствуют доказательства недобросовестности ответчика и злоупотребления им правом и что Иван Рубенков правомерно распорядился имуществом, находящимся в его собственности, поскольку ни суд, ни пристав-исполнитель не налагали обеспечительных мер по запрету ответчику отчуждать указанное имущество. Кассация согласилась с апелляцией.

Далее Артур Черников подал кассационную жалобу в Верховный Суд, который согласился с его доводами.

Так, Судебная коллегия по гражданским делам напомнила, что добросовестность при осуществлении гражданских прав и обязанностей предполагает поведение, ожидаемое от любого участника гражданского оборота, учитывающего права и законные интересы другой стороны, содействующее ей.

При этом установление злоупотребления правом одной из сторон влечет принятие мер, обеспечивающих защиту интересов добросовестной стороны от недобросовестного поведения другой стороны.

Верховный Суд отметил, что апелляционной инстанции следовало дать оценку действиям сторон при заключении договоров купли-продажи автомобиля и земельного участка как добросовестным или недобросовестным, исходя из поведения, ожидаемого от любого участника гражданского оборота, учитывающего права и законные интересы другой стороны, содействующего ей, что сделано не было. При наличии недобросовестного поведения одной из сторон суд отказывает в защите принадлежащего ей права полностью или частично, а также применяет иные меры, обеспечивающие защиту интересов добросовестной стороны или третьих лиц от недобросовестного поведения другой стороны (п. 2 ст. 10 ГК РФ).

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда также отметила, что вторая инстанция не оценила обстоятельства, позволяющие обнаружить мнимость совершенных Иваном Рубенковым сделок.

В частности, апелляция не стала оценивать скоротечность реализации имущества в короткий период (13 дней), когда над имуществом должника нависла угроза будущего наложения ареста и его реализации в счет погашения имеющейся задолженности, заниженную цену реализуемого имущества, на которые ссылался истец. «При этом судом апелляционной инстанции, в нарушение требований ст.

198 ГПК РФ, доводам Артура Черникова о поведении новых собственников имущества К. и Д.

в отношении судьбы и сохранения приобретенного ими имущества, которое фактически ставит под сомнение данные сделки как совершенные в их интересах, а не в интересах должника, который пытается избежать имущественной ответственности в виде обращения взыскания на свое имущество в связи с наложением ареста на него и его реализации, что также свидетельствует о недобросовестном поведении Рубенкова, направленном на уклонение от погашения задолженности перед Черниковым, оценка также не дана», – отмечено в определении Суда.

Судебная коллегия добавила, что само по себе формальное наличие у ответчика права на реализацию имущества при отсутствии обеспечительных мер по запрету отчуждать указанное имущество не может свидетельствовать о его добросовестности.

Для этого следовало оценить действия сторон при заключении сделок по отчуждению имущества, исходя из поведения, ожидаемого от любого участника гражданского оборота, учитывающего права и законные интересы другой стороны, что не было сделано апелляцией.

Таким образом, Верховный Суд отменил судебные акты апелляции и кассации, вернув дело на новое рассмотрение во вторую инстанцию.

Адвокат АБ «ЮГ» Сергей Радченко полагает, что в рассматриваемом деле возникла обыденная, известная с древнейших времен ситуация, когда должник для того, чтобы избежать взыскания по долгам, распродает свое имущество.

«Суд первой инстанции эту ситуацию распознал и вынес правильное решение: признал сделки по продаже автомобиля и земельного участка недействительными.

Апелляционный и кассационный суд эту ситуацию не распознали и подошли к делу сугубо формально: если есть право собственности и нет ареста, то имущество можно продавать. При каких обстоятельствах и зачем оно было продано, судам было неинтересно», – отметил он.

По мнению эксперта, Верховный Суд совершенно верно отменил апелляционные и кассационные определения и направил дело в апелляцию для более тщательного выяснения всех обстоятельств дела, в частности для выяснения наличия типового основания для оспаривания подобного рода сделок, а именно их мнимости (ст. 170 ГК РФ). «Это еще одно из многочисленных определений Верховного Суда, в которых вместо разъяснения спорных вопросов судебной практики он исправляет “детские” ошибки нижестоящих судов, не знающих базовых основ гражданского права», – резюмировал Сергей Радченко.

Адвокат АП г. Москвы Алина Емельянова отметила, что, учитывая субъективный характер злоупотребления правом, встречающиеся в практике судов требования о представлении конкретных доказательств его осуществления вызывают сомнения в их обоснованности. Исследованию и оценке подлежат прежде всего обстоятельства совершения сделки.

«Так, высшая судебная инстанция ранее ориентировала суды на те обстоятельства, которые должны быть исследованы судом при проверке признаков злоупотребления.

Исследуется предмет наличия или отсутствия цели совершения сделки, отличной от цели, обычно преследуемой при совершении соответствующего вида сделок; негативных правовых последствий для участников сделки, для прав и законных интересов иных граждан и юрлиц; иных обязательств у сторон по сделке, исполнению которых совершение сделки создает или создаст в будущем препятствия (Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 28 мая 2019 г. № 78-КГ19-4)», – пояснила она.

Алина Емельянова добавила, что в Определении от 4 октября 2019 г. № 309-ЭС19-16690 по делу № А60-55359/2017 высшая судебная инстанция указывала на то, что одной из форм злоупотребления правом является отчуждение имущества с целью предотвращения возможного обращения на него взыскания.

«В связи с этим позиция Верховного Суда по рассматриваемому делу является верной.

ВС РФ указывает в определении те обстоятельства, которые не получили надлежащей оценки апелляционного и кассационного судов, но которые могут свидетельствовать о наличии признаков злоупотребления правом», – резюмировала она.

Учредитель юридической фирмы «БИЭЛ» Лариса Рябченко полагает, что определение ВС РФ закрепляет уже неоднократно применяемую практику как судами общей юрисдикции, так и арбитражными судами, включая ВАС РФ. «По общему правилу, в соответствии со ст.

2 ГК РФ деятельность по приобретению/продаже имущества направлена на получение выгоды сторон сделок купли-продажи. В этом случае заведомо заниженная цена всегда требует обоснования цели сделки и интересов участников.

И когда суд апелляционной инстанции отменяет решение суда первой инстанции в части, он должен изложить документальное и нормативное обоснование своих выводов в судебном акте. Как указано в определении ВС, ничего подобного в апелляционном определении не было.

Более того, отвергая анализ последующего поведения покупателей, “подозрительность” торопливой продажи имущества в краткий период отсутствия обеспечительных мер, суд апелляционной инстанции руководствовался чисто формальным поводом отсутствия именно обеспечительных мер, а не анализировал сделки», – подчеркнула она.

По словам эксперта, другие суды в таких случаях совершенно иначе подходят к подобным правоотношениям. «Помимо чисто процессуальных нарушений требований ст. 67, 196 ГПК, определение суда апелляционной инстанции по рассматриваемому делу вообще вызывает вопросы относительно соблюдения судами апелляционной и кассационной инстанций требований ч. 1 ст. 120, ч. 3 ст. 123 Конституции, ст.

6, 8, 11, 12 ГПК. Как представляется, каждое такое чисто формальное, но крайне выгодное одному из участников судебного процесса апелляционное определение должно быть предметом служебной проверки. Такие проверки служили бы и повышению качества правосудия, и повышению уровня исполнимости судебных актов, а также росту авторитета суда и доверию к судебной власти», – убеждена Лариса Рябченко.

Читайте также:  Как отменить судебный приказ по кредиту

Обзор судебной практики применения норм о залоге в делах о несостоятельности (банкротстве)

(с изменениями, утвержденными постановлением Президиума Арбитражного суда Дальневосточного округа от 22.10.2018 № 20)

 (Окончание. Начало в № 6. 2019)

         3. Добросовестное поведение залогодержателя по договору ипотеки влечет отказ в применении к такому договору статьи 10 ГК РФ и сохранение обременения ипотекой имущества, возвращаемого в конкурсную массу должника в порядке реституции (в связи с признанием недействительным договора о его отчуждении).

         В рамках дела о несостоятельности (банкротстве) должника конкурсный управляющий обратился в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными сделок должника: договора по отчуждению должником недвижимости обществу с ограниченной ответственностью (на основании пунктов 1, 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве); договора ипотеки, заключенного между обществом с ограниченной ответственностью и банком в счет обеспечения кредита, выданного банком обществу с ограниченной ответственностью на покупку соответствующей недвижимости (на основании статей 10, 168 ГК РФ).

         Арбитражный суд первой инстанции отказал в признании сделок недействительными; требование относительно договора ипотеки отклонено по мотиву отсутствия со стороны банка признаков злоупотребления правом.

         Апелляционная коллегия отменила определение суда первой инстанции и приняла противоположный судебный акт о признании двух сделок недействительными.

Вывод о недействительности договора ипотеки мотивирован тем, что на момент предоставления ипотеки банк, являвшийся одновременно займодавцем как для продавца (должника), так и для покупателя (залогодателя) по оспариваемому договору купли-продажи, фактически располагал сведениями о том, что предоставленное в залог недвижимое имущество (здание и земельный участок) ранее являлось значительным ликвидным активом неплатежеспособного должника, приносившим постоянный доход, который за полтора месяца до заключения договора ипотеки отчужден в пользу заинтересованного по отношению к должнику лица по заниженной цене. Между тем банк осознанно пошел на кредитование спорной сделки, имея целью получить удовлетворение требований по кредитным обязательствам должника (за счет полученных по договору купли-продажи средств продавец погасил остаток неисполненных заемных обязательств перед банком) предпочтительно перед иными кредиторами, а также удовлетворить материальный интерес по отношению к обществу с ограниченной ответственностью независимо от его платежеспособности.

         Суд кассационной инстанции не согласился с позицией апелляционного суда в части, касающейся разрешения спора о договоре ипотеки, указав следующее.

         В рамках обособленного спора обеспечительная сделка – договор ипотеки – проверена на наличие признаков недобросовестности залогодателя и залогодержателя.

         Для признания сделки недействительной на основании статей 10 и 168 ГК РФ необходимо установить признаки злоупотребления правом не только со стороны залогодателя, но и со стороны залогодержателя.

Исходя из закрепленной статьей 10 ГК РФ презумпции добросовестности и разумности участников гражданских правоотношений и установленного процессуальным законодательством общего принципа доказывания, лицо, от которого требуются упомянутые качества при осуществлении права, признается действующим разумно и добросовестно, пока не доказано обратное.

         Согласно правовой позиции Верховного Суда Российской Федерации, отраженной в определении от 15.06.

2016 № 308-ЭС16-1475, о злоупотреблении правом со стороны кредитной организации при заключении обеспечительных сделок могло бы свидетельствовать, например, совершение банком названных сделок не в соответствии с их обычным предназначением (не для создания дополнительных гарантий реального погашения долговых обязательств), а в других целях, таких как: участие банка в операциях по неправомерному выводу активов; получение банком безосновательного контроля над ходом дела о несостоятельности; реализация договоренностей между банком и поручителем (залогодателем), направленных на причинение вреда иным кредиторам, лишение их части того, на что они справедливо рассчитывали (в том числе, не имеющее разумного экономического обоснования принятие новых обеспечительных обязательств по уже просроченным основным обязательствам в объеме, превышающем совокупные активы поручителя (залогодателя), при наличии у последнего неисполненных обязательств перед собственными кредиторами).

         Однако в рассмотренном случае обстоятельства, подобные перечисленным и свидетельствующим о заключении банком оспариваемого договора ипотеки не в целях гарантировать возврат заемных денежных средств, не установлены.

         Заключение договоров залога и поручительства в обеспечение исполнения заемщиками принятых на себя кредитных обязательств является широко распространенным в банковской деятельности способом обеспечения исполнения обязательств.

         Кредитование юридических и физических лиц относится к банковским операциям, характеризующимся относительно высокой степенью риска.

Поскольку возврат полученных денежных средств предполагается значительно позднее даты их предоставления, финансовая состоятельность заемщика и наличие у него в собственности на момент заключения кредитного договора имущества, достаточного для возврата долга и уплаты процентов, не гарантирует надлежащего исполнения заемщиком в будущем принятых на себя обязательств. Тем самым заключение обеспечительных сделок направлено на защиту интересов кредитной организации, рискующей привлеченными денежными средствами.

         В данном случае имела место реструктуризация кредитной задолженности перед банком в виде фактического перевода кредитного обязательства должника на общество с ограниченной ответственностью через цепочку взаимосвязанных сделок (должник получил от банка кредит и заложил спорное имущество; общество с ограниченной ответственностью получило от банка кредит, а затем с согласия банка как залогодержателя купило спорное имущество у должника, расплатившись с ним кредитными средствами, полученными у банка; должник досрочно погасил кредит из средств, полученных от продажи имущества; общество с ограниченной ответственностью заложило банку купленное у должника имущество в целях обеспечения уже своих кредитных обязательств).

         Согласие на продажу заложенного имущества и принятие в последующем данного имущества в залог от общества с ограниченной ответственностью не привели к получению банком неоправданной материальной выгоды, поскольку в результате указанных действий для банка изменился только заемщик по кредитному обязательству при том, что его имущественная сфера каких-либо значительных изменений не претерпела. При таких обстоятельствах банк не может быть признан недобросовестным.

         Вышеизложенные выводы послужили основанием для отмены постановления апелляционного суда в части признания договора ипотеки недействительным с оставлением в этой части в силе определения суда первой инстанции об отклонении заявления.

         Постановление от 02.05.2017 № Ф03-913/2017 по делу № А51-4827/2015 Арбитражного суда Приморского края

         4. При оценке сделки, оспариваемой по правилам главы III.1 Закона о банкротстве, необходимо учитывать особенности, связанные с участием в этой сделке залогового кредитора. Признание такой сделки недействительной не должно влечь ухудшения положения залогового кредитора в той части, в которой обязательство прекращено без признаков предпочтения.

         В деле о банкротстве общества его конкурсный кредитор – банк обратился с заявлением об оспаривании на основании статьи 61.3 Закона о банкротстве сделки должника по списанию денежных средств со счета должника с перечислением их на расчетный счет колхоза, также являющегося конкурсным кредитором должника. Списание имело место в ходе процедуры наблюдения.

         Заявленное требование отклонено судами по следующим основаниям.

         Судами установлено, что спорное списание денежных средств было обусловлено распределением денежных средств, поступивших на счет должника от продажи его имущества, обремененного залогом в обеспечение обязательств должника перед колхозом.

Реализация залогового имущества согласована временным управляющим и залоговым кредитором – колхозом, вызвана необходимостью сохранить имущество, не допустить снижения его стоимости и выплатить заработную плату работникам должника из вырученных средств.

Споры относительно законности сделки купли-продажи имущества, в том числе в части цены, отсутствуют.

         При этом реализация залогового имущества по максимально высокой цене отвечает интересам, в первую очередь, залогового кредитора, к правомочиям которого отнесено, в частности, определение начальной продажной цены предмета залога (пункт 4 статьи 138 Закона о банкротстве).

         Поскольку в результате спорного перечисления погашены требования залогового кредитора из средств, полученных от реализации обеспечивающего эти требования имущества должника, то применению подлежали положения статьи 334 ГК РФ, статьи 138 Закона о банкротстве и разъяснения пункта 29.3 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.

2010 № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)».

Согласно приведенным нормам права и разъяснениям кредитор по обеспеченному залогом обязательству имеет преимущество при удовлетворении своих требований по отношению к другим кредиторам в деле о несостоятельности; признак предпочтения при удовлетворении обеспеченных залогом требований за счет заложенного имущества может иметь место при условии, если на погашение требований кредитора по обеспеченному обязательству направлено более 70% (по кредитному договору более 80%) от стоимости предмета залога и (или) за счет этих средств погашались финансовые санкции, при этом имущества должника недостаточно для оплаты текущих расходов и погашения реестровых требований 1 и 2 очередей.

         В рассматриваемом споре выяснено, что средства, полученные от продажи заложенного имущества, направлены, наряду с перечислением в пользу колхоза, на погашение текущей задолженности, в том числе по заработной плате перед работниками должника и в Пенсионный фонд Российской Федерации. При этом колхоз не получил удовлетворения большего, чем ему причиталось при распределении денежных средств из конкурсной массы от реализации заложенного имущества, полученная сумма учтена в качестве частичного погашения основного долга.

         При таких обстоятельствах предпочтительного удовлетворения требований колхоза не произошло, а значит, отсутствовали условия для признания оспариваемой сделки недействительной.

         Подход, согласно которому статус залогового кредитора как участника сделки с должником должен учитываться при проверке этой сделки с точки зрения оказания предпочтения, приведен в определении Верховного Суда Российской Федерации от 14.02.2018 № 305-ЭС17-3098 (2).

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *